Вторник, 21.11.2017, 00:38
Сайт Олега Рубанского
Главная | RSS
Друзья сайта
  • Журнал "ДЖАЗ" Украина


  • Татьяна Рубанская – официальный сайт исполнителя авторской песни
    (однофамилец, город Ростов-на-Дону)
  • Форма входа
    Категории раздела
    Общая категория [187]
    Корзина
    Ваша корзина пуста
    Поиск
    Мини-чат
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    ГДЕ СИНЯЯ РЕКА

    Пролог

    Тот, кто решит провесть досуг неторопливый
    за чтеньем этих строк,
    надеюсь, мне простит мой нрав нетерпеливый
    и слог...

    Но, можно уличать меня в грехах,
    выискивать в стихах несовершенства,
    чтоб в собственных возвыситься глазах.
    (Есть разные источники блаженства.)

    А я... Не всё ли мне равно?
    Быть может, умер я давно...
    А, если жив, не претендую
    на то, что Богом не дано.


    *   *   *
    Заплачу – станет сердцу легче.
    Расхохочусь – душою буду крепче.
    Естественно, никем не принуждён,
    хочу – смотрю на звёздный небосклон,
    на лик луны, смеющийся (хохочущий), кричащий,
    рыдающий, безумно в мир глядящий – 
    на суматоху дней, мельканье лет,
    в окно, где проступает силуэт, - 
    бессонный силуэт мой проступает…
    Хочу – бреду, не ведая куда,
    хочу – творю, не ведая когда;
    пространству своему не знаю края.
    То в сторону, то вверх, то вниз срываюсь,
    тоскую и люблю, над бездной оступаюсь…
    Я свойством наделён с рожденья и навек – 
    свободный человек.

    1984


    Блажен
                               1.
    Сколько слов туманят мой рассудок, 
    сколько истин скрыто от меня...
    Молодости ветреной причуды
    всё ещё вынашиваю я.
    Но сквозит за ними обречённость
    и потусторонняя бездонность.
    И в её неясные черты
    всматриваюсь я до слепоты...
    Оттого ли я немного странен
    и кажусь в суждениях пространен?
    И, порой, быть может, потому
    действую, не следуя уму?

    Всяк на свой манер воспринимает,
    всяк свою природу понимает;
    и, пока не слышит вой Сирен,
    всяк обманут жизнью и... блажен.

                             2.
    Блажен поэт, кто дружеским сонетам
    вверяет тайны сердца – напоказ.
    Блаженна Муза юная поэта,
    покуда ей звучит: Пегас – Парнас!
    Когда в кругу товарищей беспечных
    ты поневоле отдан сатане,
    блажен и ты в том сне недолговечном.
    А кто обманут – тот блажен вдвойне.

    Чем слаще были упований звуки,
    чем меньше понимал ты, что – блажен,
    тем большие раскаянье и муки
    тебя подстерегают...

                               3.
    ...И ты тогда отбросишь прежний вздор
    и сам себе объявишь приговор:
    Не искушай судьбу, отвергни узы
    никчемных дружб, обманчивых затей;
    из хаоса, из царствия теней
    освободи мятущуюся Музу.
    Блажен, 
                   блажен,
                                  блажен...
    Но только с ней.

    1986


    Эпиграмма себе

    Всё, что дадено мне в этой жизни познать –
    лишь от целого малая долька...
    Я, конечно, совсем не хочу умирать.
    Эпиграмму слагаю. И только...


    *   *   *
    О, это женское начало!
    Кому оно не обещало
    любови светлой и спасенья,
    и вдохновенья, вдохновенья!

    Сто раз обманутым я буду – 
    сто раз надежду не забуду,
    поскольку помню ежечасно:
    начало женское – прекрасно!


    О песнях Булата 

    Пусть будут светлыми обличья,
    врачуй, целебное родство.
    Душе во благо не величье,
    душе во благо – естество.


    *   *   *
    ...А надобно писать стихи тогда,
    когда простым словам с душой не разминуться,
    когда источник чист, как горная вода
    и чувства необузданные льются.

    1994


    *   *   *
    Мы живём, покрыты скорлупою,
    часто против ближнего греша.
    А под ней скрывается порою
    светлая, ранимая душа.

    На неё одежды не примерить,
    мир её не сузить, не объять.
    Можно лишь глазам её поверить,
    вдуматься, прислушаться, понять.

    1993


    *   *   *
                               Я всегда был за тех, кому горше и хуже,
                               Я всегда был для тех, кому жить тяжело.
                                                                             А.Вертинский

    Шёл никому ненужный человек
    по тротуару суетливой улицы.
    Так робко, недоверчиво сутулился.
    Шёл никому ненужный человек.

    Надеясь как-то слиться с непохожими,
    он делал вид спешащий пред прохожими.
    ...Среди пивных, шашлычных и аптек
    шёл никому ненужный человек.

    Вот так он шёл и думал про своё:
    работа, одиночество, жильё...
    Свой ежедневный совершая бег,
    шёл никому ненужный человек.

    Проходит время. Вот и день прожит.
    Над ним тихонько вечер ворожит.
    Прогресс бушует! Торжествует век!
    ...Шёл никому ненужный человек...

    1983


    *   *   *
    Повсюду зыбь и всюду хмарь.
    Всё – бренно…
    Но вдохновенно
    светит одинокий фонарь
    в тёмном углу Вселенной.

    1983


    Длинными зимними вечерами

    На улице уже темно.
    Моё сиротское окно
    печально смотрит из мрака ночи...

    А рядом улица сутулая,
    мелькают фары автомобильные.
    И, с цветами, продрогший юноша
    нервно топчется под витринами...

    А мне так хочется уехать в поезде
    за дали синие, за туманы белые,
    чтобы колёса стучали в душе надеждою,
    за окном мелькали полустанки пустынные;
    чтобы потом где-то
    на самом краю света,
    на закате розовом
    упасть в травы шёлковые...
    Снится мне край берёзовый,
    тёплый дождик средь лета,
    блестят на ветвях хрустальные слёзы.
    Ах, сейчас всё можно
    отдать за это!

    Эти зимние вечера, длинные, в бесконечном одиночестве...
    О, как бежать от них мне хочется!
    ...Только снег кружится у окна.
    Редкие прохожие торопятся.
    Тают грёзы. Завтрашнее – тьма.
    Моё окно глядит из мрака ночи.
    Долгий вечер...
    Белая зима...

    1984


    *   *   *
    Почему тоскливо так деревьям,
    когда с неба сыплет мелким снегом,
    когда бродишь меж землёй и небом
    вечерами хмурыми без цели?

    А деревья незаметно, робко
    топчутся от холода в сугробах.
    Вот и я протаптываю тропку,
    не иду по столбовой дороге.

    Мы сродни, в нас общие печали,
    нам бы жить и жить в одном начале,
    воедино свиться бы ветвями!
    Что напрасно спорить с холодами?

    ...Заметает землю белым снегом.
    Пробирает тело жгучим холодом.
    А деревья – ведь деревья голые!
    Обнимаю продрогшее дерево...

    1984


    *   *   *
    Улетают птицы вдаль.
    Белые, белые крылья, будто яркие свечи
    в небе пустынном горят.
    По озябшей голой аллее
    ветер носит последние листья,
    потускневшие листья
    нашей несчастной любви...
    Но разве была любовь?
    Это была жестокая шутка
    и смешная неловкость
    между мной и тобой.
    Разве любовь была?
    Просто был летний вечер.
    Был последний наш вечер.
    Просто дул лёгкий ветер
    без тепла.


    *   *   *
    Я о Вас не ведаю,
    я о Вас не думаю,
    не тоскую, не зову –
    я теперь не тот.
    И уже за речкою
    в тихом переулочке
    я стою неузнанный
    у чужих ворот.

    Я теперь застенчивый,
    робкий и задумчивый,
    у судьбы решения
    жду на берегу.
    Скромненькую девочку
    я держу за плечики,
    и она поверит ведь
    в то, что я не лгу.

    Я о Вас не ведаю.
    И жалеть мне нечего.
    Буду ночью лунною 
    бредить до зари;
    девочке доверчивой
    заласкаю плечики,
    и прижмусь к испуганной
    девичьей груди...

    Вы со мною встретитесь,
    глянете обиженно,
    скажете, что для меня
    Вы теперь – табу,
    и что я такой... плохой!..
    Но я уже за речкою.
    Я ушёл испытывать
    новую судьбу.

    1984


    Девичья песня

    Над рекою берестовою
    облака плывут высокие.
    Деревушка на пригорочке
    смотрит в ранние поля...
    Если б я была бедовою,
     не ходила б речки около,
    не сидела бы на камушке,
    не печалилася б зря.

    Я б не думала о суженом,
    не завидовала б реченьке, – 
    что течёт она, неспешная,
    что мудра и глубока;
    прочь гнала бы я сомнения
    и плыла бы по течению,
    как плывут по небу синему
    без печали облака.

    Облака плывут высокие,
    облака плывут спокойные...
    Посмотрите – где мой суженый?
    Вам всё видно свысока!
    Он такой же неуверенный
    и в глуши своей затерянный;
    и с мечтою о единственной
    всё глядит на облака...

    1994


    *   *   *
    Ты, как бабочка, летишь
    на огонь свечи,
    то смеёшься, то молчишь,
    то кричишь в ночи,
    то невольная слеза 
    выливается,
    когда в память что-то вдруг 
    возвращается.
    Ну, а он тебе опять:
    «Ах, ты – вредная!..»
    И уж вовсе не унять
    сердце бедное.
    Сердце тяжестью томят
    все страдания.
    Только слёзы и блестят
    в наказание, -
    что идёшь к нему в постель –
    боль, бескрылая,
    виноватая, раба,
    опостылая...
    В сотый раз себе одно лишь твердящая:
    «Не испорченная я,
    не пропащая...»

    1983


    *   *   *
    Влюблённому юноше песен не пой
    о прежних усладах своих.
    Ведь как он прекрасен и чист пред тобой,
    как кроток, застенчив и тих!

    И как он беспечен в обманчивом сне;
    и как он, надежды тая,
    сгорает в тобой разожжённом огне
    и шепчет одно: «Ты – моя!»

    Не пой этих песен ему и тогда,
    когда отгрохочет гроза,
    когда, тяжело отрываясь от сна,
    он миру откроет глаза.

    Ты в жизни его – лишь минута, когда...
    когда ещё всё впереди.
    Нет, он не поймёт твоего «навсегда»,
    без слов в «навсегда» уходи.

    Ты в сотую полночь забудешься вновь:
    «А, всё – чепуха и муть!»
    Он в сотую полночь забудет любовь
    и снова отправится в путь.

    Но нынче, пока он ещё пред тобой
    и вам - забытьё грядёт,
    о прежних усладах ему не пой.
    Иная в нём песнь живёт:

    о дальней дороге, о вечной весне,
    о чистой, большой любви...
    Ах, как он беспечен в обманчивом сне!
    Не пой ему песни свои.

    1985


    Одиночество

    Одиночество. Это дорога.
    Нелегко идти одинокому,
    то, карабкаясь вверх высоко,
    то, срываясь в пропасть глубокую.
    От него на душе – клеймо,
    а на сердце зияет рана,
    в нём бывает потребность, но 
    есть опасность самообмана.
    Одиночество – нервный бой, 
    одинокому нет покоя,
    одиночество встало стеной
    в поединке с самим собою.
    Это – парус в море бушующем
    или птица, лишённая крыл...
    Одиночество – надежда на будущее,
    для которого хватит ли сил?

    1985


    *   *   *
    – Расскажи мне о себе.
    Как долго мы в разлуке были!
    Не прекословили судьбе,
    и ничего не позабыли.

    – Мой друг, к чему теперь слова?
    Они поведали б немного.
    Меня преследует молва,
    тревога, вечная дорога.
    Какие могут быть слова?
    Одна лишь грусть, одна лишь память...
    Меня преследует судьба
    твоими скорбными глазами.
    Какие могут быть слова?
    Они поведали б немного.
    Судьба по-своему права.
    Дорога. Вечная дорога...

    1985


    Возвращение к надежде

    Если к тебе подступает тоска,
    если беду одолеть нету силы,
    если судьбы неподкупной рука
    в сердце надежду убила,
    если невзрачен и пуст твой приют
    и одиночество голову кружит –
    вспомни о том, что тебя где-то ждут, -
    значит, кому-то ты нужен.
    И в ожидании светлого дня,
    в час, когда душу тревожат сомненья,
    вспомни, что где-то надежда твоя
    ждёт твоего возвращенья.
    Зову надежды навстречу спеши,
    с верой в любовь собирайся в дорогу.
    Мир так велик – в нём для каждой души
    есть уголок, слава Богу!

    ...................................................................
    Времени бег незаметен порой.
    Годы твои пролетят молодые.
    Всё быстротечно.
    А над тобой –
    неба глаза голубые...

    1985


    *   *   *
    Для людей нет счастья неземного.
    Сколько не придумывай – не будет.
    Даже, если Рай нам уготован, -
    наше счастье здесь, пока мы – люди.

    Нам и вера не откроет дверцу,
    если неземною она будет.
    Вера – это путь от сердца к сердцу,
    от судьбы к судьбе, ведь все мы – люди.

    Жизнь во всём – и в плотском, и в духовном.
    И, пока с Природой в мире будем,
    будем состоять в родстве мы кровном
    и любить земное не забудем.

    Нет любви без мук, но без любви нет счастья.
    Над любовью истинной не властны будни.
    С нею мы пройдём сквозь все ненастья.
    А умрёт любовь – и нас не будет. 


    *   *   *
    Из зарослей лиан, из дремучей темени
    на поляну, солнцем залитую,
    под бой барабанов, к земле согнувшися,
    выбредают, колени привычкой согнуты,
    люди дикие, мхом обросшие,
    несмышлёные, безнадёжные,
    лишь глаза полыхают надеждою.

    И под  бой барабанов из кожи стонущей
    возводят трущобы, роют ямы зловонные,
    дабы жить там, и жить по-новому.

    Строят рабство.
    И старший по племени
    суетливо ворчит, на костях восседаючи;
    прихлебатели задницу лижут ему,
    а послушные – 
    те сгибаются молча, украдкою плачучи,
    с неуёмной тоской о покинутых зарослях.

    Ну, а кто разогнётся – тому наказание –
    лечь костями к ногам своего властителя.

    Замрите…
    Рождается мир человеческий.
    Рождаются души непокорённые.
    И всё ещё впереди…

    1983


    Сон над обрывом
                                А.Шаргородскому

    Мне один говорил: «Правды нет на земле»
    и, мол, стоит ли жить столько лет?
    А другой убеждал: «Нынче правда в цене, –  
    я как будто родился на свет!»

    Но один говорил: «Я не верю словам
    и не праведны наши дела».
    А другой восклицал: «Я такое создам – 
    где б та правда твоя ни была!»

    Но один говорил: «Жадность губит людей,
    им важны лишь рубли и чины».
    А другой утверждал: «Ради наших идей
    мы в правах по достатку равны!»

    Но один говорил: «Я б в достатке зажил,
    если б был нагловат я и плут».
    А другой увещал: «Кто деньжат отхватил,
    тот и сыт, и одет, и обут…»

    Но один говорил: «Мы играем судьбой,
    вечно кто-то клеймён и распят».
    А другой отрубил: «Нет дороги иной»,
    лес, мол, рубят – и щепки летят!»

    Я стоял на краю и, не смея дышать,
    думал: где же мне скрыться? Как быть?
    Им обоим меня надоело держать, 
    но боятся меня отпустить.

    Вот один говорит: «Упадёшь! Пропадёшь!
    Ах, зачем я тебя возлюбил?»
    А другой утешает: «Ещё поживёшь!
    Лишь бы этот тебя отпустил!»

    Проклиная судьбу, от страданий устав,
    я решил: мне не жить!.. 
                                      Но, в тот час,
    вдруг заплакал ребёнок, мой сон оборвав.
    И меня, непутёвого, спас.

    Октябрь 1988


    Примара

    На якій дорозі що тебе чекає?
    Між людьми недобра Примара блукає.
    Ходить, визирає: чого натворити,
    кого настрахати, де що ухопити.

    Скільки літ минає – Примара блукає.
    Що з нею робити – вже ніхто не знає.
    А якщо хто знає – сам того боїться,
    бо й сам визирає: чим би поживиться.

    Як одному кара – другий утікає.
    Між людьми Примара недобра блукає.
    Примара усюди, Примара панує!
    Хоч є чесні люди, – та хто ж їх шанує?

    1990


    *   *   *
    Чесні люди ходять одні.
    Чесні люди ходять сумні.
    В нас завжди жилось їм найгірше, панове.
    І навіть ще гірше, ніж на чужині.

    Їх мало лишилось, бо їхні шляхи – 
    то завжди розплата за наші гріхи...


    *   *   *
    А жизнь идёт…
    Я старые одежды
    донашиваю.
    Дальше – как-нибудь.
    Да, всё теперь не так, как было прежде
    и прошлого, конечно, не вернуть.
    Ну, разве что, как прежде, будет сложно
    свободно жить, и мыслить, и творить.
    И кажется: так больше невозможно!
    А надо ещё завтра пережить.
    Вот так живём. И что же мы имеем,
    свидетели великих перемен?
    Кто мало честен был – не стал честнее.
    А честным – не во благо новый плен.

    Ну как прийти к заветной середине?
    Неужто невозможно никогда?
    В стране, где подменяются святыни,
    меняются ли нравы, господа?
    Всё то же, то же и опять всё то же –
    фанфары, и вериги, и враньё,
    и ненависть…
    Спаси, помилуй, Боже,
    забытое Отечество моё!

    1993


    *   *   *
    Не пеняйте человеку на болезнь и нищету,
    не ищите в человеке неземную красоту,
    не унизьте человека ради собственной цены,
    ибо нету человека – человека без вины.

    И не стоит насмехаться над причудой чудака,
    и не надо возвышаться над мечтами слабака,
    уважайте человека, не копайтесь в потрохах,
    ибо нету человека, не погрязшего в грехах.

    Мир наш болен злобой, ложью, алчность поднята на щит.
    Погубить в нас искру Божью тьма невежества грозит.
    Но поруганная правда в люди выйдет из глуши,
    ибо нету человека – человека без души.

    Мы и плачем, и смеёмся, и надеемся, и ждём,
    то надолго расстаёмся, то накоротко найдём,
    то по замкнутому кругу мчимся бешеной толпой…
    Нам бы жертвовать друг другу хоть последней добротой.

    Ибо нету человека – человека без вины, 
    ибо нету человека – человека без греха,
    ибо нету человека – человека без души,
    ибо нету человека – человека без добра.

    1988


    *   *   *
                       А.Марковой

    В жизни всё тревожно,
    в жизни всё печаль,
    в жизни всё так сложно,
    всё чего-то жаль.
    Жаль, когда нас губят –
    злобно ль, сгоряча ль…
    И когда не любят –
    тоже очень жаль.

    В жизни всё опасно,
    не смиряя пыл,
    сколько мы прекрасных
    расточаем сил!
    Гонят нас и ломят
    страсти, беды, даль…
    Если нас не помнят –
    тоже очень жаль.

    В жизни всё банально –
    деньги, маета.
    В жизни всё фатально –
    сроки и счета.
    Если нас осудят –
    вынесем печаль.
    Если ж нас не будет –
    будет очень жаль.

    1991 


    *   *   *
    Какое счастье жить на этом дивном свете,
    любовию дыша и щедруя добром!
    Блаженство ощутить, проснувшись на рассвете,
    и душу напоить пьянящим естеством.

    Дышать! И пить настой густых туманов,
    отныне – и навек поверить в чудеса,
    поверить в чистоту, отречься от обманов,
    когда в ладонь падёт прозрачная роса.

    В ней – неба глубина и трепетная нежность,
    и первый солнца луч, сияющий в тиши,
    и бренность бытия, и смерти неизбежность,
    и вечная печаль возвышенной души.

    Ну, как тебя сберечь, о, хрупкое созданье,
    слезинка на краю у собственной судьбы?
    Я постигаю вдруг величье Мирозданья
    и страх перед лицом бессмысленной борьбы.

    Всё – ложь и суета, порочные искони!
    Что может быть святей и праведней её –
    сей капельки росы, лежащей на ладони?
    Лишь только в ней одной спасение моё…

    1989

     

    Стр. 2 >>

     

    Copyright MyCorp © 2017



    Страница Олега Рубанского на Bards.ru

    Олег Рубанский на www.bards.name - песни Олега Рубанского на Bards.name (клуб АП "Арсенал")

    - персональная страница О. Рубанского на сайте POEZIA.ORG

    Олег Рубанский в Интернет-проекте "Киевский календарь"

    Страница О.Рубанского на сайте http://www.stihophone.ru/ (записи в mp3)

    http://www.fiesta-club.net/ - Спектакли и концерты авторской песни в Киеве. Проект С.Рубчинского

    Владимир Новиков - Персональный сайт барда Владимира Новикова

    Юрий Востров

    Татьяна Рубанская – официальный сайт исполнителя авторской песни

    Страница памяти поэта

    Александра Шаргородского

    (1947 - 2004)


    Довлет Келов - Сайт памяти Довлета Келова (1955 - 2004)


     
     
      
     
    Статьи, фото, стихи, рисунки, микроблог