Вторник, 24.10.2017, 05:56
Сайт Олега Рубанского
Главная | RSS
Друзья сайта
  • Журнал "ДЖАЗ" Украина


  • Татьяна Рубанская – официальный сайт исполнителя авторской песни
    (однофамилец, город Ростов-на-Дону)
  • Форма входа
    Категории раздела
    Общая категория [187]
    Корзина
    Ваша корзина пуста
    Поиск
    Мини-чат
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    << Страница 1     Страница 2
     
    Александр Король (1947 – 2011) 
     
    Пародия на песню 
    «Женщина купила корыто»
     
     
    Женщина купила напиток,
    выпила в подъезде, в грязище.
    Ей совсем не нужно для быта,
    чтоб напитки были в жилище.
     
    Пустоты не терпит природа,
    до краёв посуда налита.
    Площади нельзя без народа.
    А народу нужен напиток.
     
    Может, Бог не дал ей удачу,
    там, мужа, коммуналку и деток.
    Ну, а тут – напиток впридачу.
    Право, ну не чудо ли это!
     
    Это же не жидкость для стирки
    в банку от горчицы налита,
    не денатурат для протирки,
    а вполне приличный напиток.
     
    Дождь январский – кружево ниток –
    льёт с небес не водку, не сало.
    Вы могли бы в этот напиток
    подмешать чего, чтоб пробрало.
     
    Причаститься, к звёздам умчаться!
    Разве Вам о том не мечталось?
    Ну, как вы не могли догадаться –
    ацетону – самую малость?
     
    Женщина купила напиток.
    Ах, напиток – это спасенье!
    Сколько в нём возможностей скрыто
    на субботы и воскресенья!
     
    Капельки остались на донце,
    хочется ловить их губами,
    и увидеть звёзды и солнце…
    Что напитки делают с нами!
     
    Ладно, Вы напиток купили.
    Не Клико, а, всё же, напиток.
    Ну, а мы с тобой – простофили:
    нам и по сто грамм не налито.
     
    1998 
     
     
     
    Павел Косман 
     
    Памяти А.Н. Вертинского
                                    О.Рубанскому, А.Мендельсону
    вар. 1
    Великий артист, шансонье и поэт.
    Высокий и нежный маэстро.
    Вернулся на родину – родины нет.
    Лишь в сердце нашла себе место.
     
    Вы – добрый волшебник, такой человек, 
    Чьё сердце вместило «Серебряный век»,
    Чтоб родину эту прославить навек.
     
    Пред Вашим искусством бессилен обман.
    Напрасно старались убийцы.
    Они не смогли подменить Вам роман,
    И подлинны Ваши страницы!
     
    И время признало за ними права.
    В них милая родина наша жива.
    Хранит она бережно Ваши слова.
     
    30 апреля 1997 
     
    вар. 2
    Великий артист, шансонье и поэт.
    Высокий и нежный маэстро.
    Вернулся на родину – родины нет,
    пародия дикая вместо.
    Над той, что осталась, угроза страшна,
    скрывать от властей убежденья должна.
     
    На Ваши концерты шёл валом народ,
    и Вас замолчать не сумели.
    Живого искусства несли кислород
    в зловещем сплошном беспределе.
    Когда Ваш, грассируя, голос звучал,
    дыханье затаивал зрительный зал...
     
    Какая Вам тайна известна была?
    Иль Божья особая милость?
    Но старая Ваша пластинка цела,
    и прелесть её сохранилась.
    А, всё-таки, родина наша жива:
    в цене Ваше мужество, честь и слова!
     
    Апрель 1999
     

    Фестиваль

    Хотя времена боевые
    и льётся в Отечестве кровь,
    но бардов приветствует Киев,
    свою им дарует любовь.

    Удался на славу сегодня,
    и то лишь, что кончился, жаль –
    довлетовский международный
    талантов людских фестиваль.

    Предвестник, что кончатся скоро
    насилье, террор, грабежи,
    вздохнут с облегченьем шахтёры,
    наладится мирная жизнь.

    Спасибо, маэстро, за праздник,
    что дарите из года в год,
    создатель, подвижник, участник,
    служитель добра и красот.

    Без разницы, чем продиктован
    Ваш к музам священный порыв.
    Не тем ли, что сердцем раскован –
    без позы, бахвальства, игры?

    В насильи сплошном повсеместном
    свобода живёт в глубине…
    Возьмите ж гитару, маэстро,
    напойте Вертинского мне.

    20.05.2014

     
    Татьяна Куликова
     
    Олегу Рубанскому
     
    Подойти бы мне к Вам так легко, без опаски,
    но принцессой Ирен быть мне не суждено.
    Я внимаю артистам; Вертинский-Рубанский, –
    вы природно сливаетесь в слове одном.
     
    Приглашу тишину на обед и на ужин,
    мы закажем шампанское и пино-гри.
    Вы присядьте, поэт. Менестрель дамам нужен,
    как и флирт, и насмешливость тонкой игры.
     
    А потом мы поставим пластинки и диски,
    вашей музыке, право, не нужен эксперт.
    И споёт так изящно Рубанский-Вертинский,
    а Вертинский-Рубанский закончит концерт.
     
    Но не мне, а другим Вы целуете пальцы,
    не меня Вы посадите в свой Мерседес –
    я ж поеду в троллейбусе маленьким зайцем,
    что спустился с небес, навидавшись чудес.
     
    Пусть над розовым морем сгущаются краски –
    на Андреевском спуске горят фонари.
    О, Рубанский-Вертинский, Вертинский-Рубанский,
    я готова вас слушать теперь до зари!
     
    Вы щедры на любовь. Я не требую ласки,
    только вечер – увы! – я не в силах забыть.
    И прошу об одном, о, Вертинский-Рубанский:
    Можно мне Вас тихонько любить?
     
    19.12.2001
    Андреевский спуск, кафе «Бард»
     
     
     
    Сергей Наумов (Норильск, Никополь)
     
    Посвящение твоей кошке...
     
    Ещё у нас в календаре
    Листков полно о январе...
    А Марфа (вот дурная кошка!)
    Ведь зиму знает лишь в окошко. 
    Она без устали орёт!
    Ей, вероятно, нужен кот...
     
    Ещё до марта много дней!
    ...А что же в марте будет с ней?!
    Около 1994
     
     
    *   *   *
    Мы никогда  не станем знамениты – 
    Мы вечно будем пленниками кухни...
    Но, слава жёнам, в пьянстве не опухнем,
    Хоть не прокиснет то, что в рюмки влито.
     
    А наши жёны – дай им Бог здоровья – 
    Отдав нам всё, что мыслимо к отдаче,
    Поймут когда-то – нам нельзя иначе,
    И сядут плакать рядом со свекровью.
     
    А наши мамы – долгие им лета –
    Вздохнув в сторонку, улыбнутся снохам
    И скажут: «Дочка, всё не так уж плохо!
    Они не просто так, они – поэты!»
     
    Февраль 1996, Киев
     
     
     
    Неизвестные авторы
     
    Салон Олега Рубанского
     
    Когда нагрянула эпоха 
    разгула «сникерса» и «марса»,
    есть место, где хоть можно спрятаться –
    в подвальчике на Карла Маркса!
     
    Около 1993
     
     

    *   *   *
    Всё шалим в подворотнях культуры,
    посещаем «Рубанский Салон»,
    но своей неуклюжей халтуры
    не поймём совершенно, как слон.

    Заедает проклятая муза,
    в ночь звенит приставучий сонет.
    А видение славы – обуза,
    как давно надоевший букет.

    Ох, фортуны дырявые сети!
    Ах, Салонного неба игра!
    Ух, бескрайнее поле для сплетен.
    Эх, бездонная наша дыра…

    Около 1996

     

    Владимир Пучков (г. Николаев)

    Олегу

    Ускоряется бег,
    У природы меняются краски...
    С днём рожденья, Олег! 
    Береги свои певчие связки! 
    Наша жизнь - не игра! 
    По законам небесного свода 
    Наступает пора
    Верескового зрелого меда. 
    Тяжелеют сады, 
    В путь-дорогу готовятся птицы, 
    Набухают плоды
    Потаенной полесской грибницы. 
    На сентябрьском ветру - 
    Мысль об Ане, и Ленке, и Машке... 
    За тебя поутру 
    Поднимаем кофейные чашки! 
    Пусть в заветной тиши 
    Заискрят, обновлённые, снова - 
    Как оркестрик души - 
    И гитара, и флейта, и слово!

    19.09.2017

     
     
    Анна Рубанская

    * * *
    Окна другие – как окна.
    Звуки другие – остро.
    Двор копошится – мусорник.
    В нашем окне – музыка.
    Двор замолкает, слушая.
    Музыка – это к лучшему.
    Краны большие подъёмные
    Вытянут шеи, поёжатся,
    Сонно прищурятся к свету,
    И не найдут, что ответить…

    22.06.2010


    * * *
    Бабай с ружжом наперевес
    На «Одноклассники» полез.
    «Кто посещал мою страничку,
    Пока в Крыму я зажигал?
    Кто показал язык мне в личку?
    Кто ссылку с вирусом прислал?
    И кто здесь пил из моей чашки?
    И кто носил мои подтяжки?»
    А это всё – я.
     

    * * *
    Жовте листя –
    Твоя телеграма,
    Надрукована
    На землі.
    Я у тебе
    Така старанна.
    Нащо ж дні стають
    Замалі?
    Я годинник в машинці
    Випрала.
    Із листочків
    Пиріг пекла.
    Ти крізь хмари,
    Будь ласка,
    Вигляни.
    Я дивитимусь
    Із-за скла…

    Вересень 2010
    Люблін


    Экспромт

    Вечер.
    Зажечь бы свечи.
    За расставаньем – встреча…
    Жить умею.
    Немею.
    Маюсь.
    Лечь бы
    Хоть с краю…
    Солнце не греет.
    Греет – не лечит –
    Чай.
    За расставаньем – встреча
    Придёт.
    Невзначай.

    17.10.2010
    Люблин


    * * *

                                 Каждый пишет, как он слышит…
                                                          Б.Окуджава

    Послушай, как шепчут крыши,
    Строкою стрекочет дождь.
    Поэт, ты как слышишь – пишешь,
    Как дышишь – так и поёшь!

    Послушай: а что нам – тени,
    И лени, и страх земной?
    Мы в кухне Пирог затеем.
    И дождик пойдёт грибной.
     
     

    Ольга Самолевська‎
     

    *   *   *
    Мій улюблений друже Олеже! 
    Ми римуємось з бабиним літом –  
    так, ми юні й веселі, а все ж – о,
    скільки вже у пісні перелито! 
    Оксамитовий світ за вікном – це 
    наше щедре і лагідне сонце.
    Хай Тобі вистачатиме кайфу 
    на всю Осінь, на Київ, на Хайфу!

    19. 09. 2017

     
    Вячеслав Сергеев 

    *   *   *
                                 И жить торопится, и чувствовать спешит…
                                 Пётр Вяземский


    Жить торопясь, и чувствовать спеша,
    Истосковавшись по природе остро,
    Я свой рюкзак тащу на Жуков остров,
    Где под гитару будет петь душа.

    Олег Рубанский, открывайте бал!
    Дымок костра очертит вам подмостки.
    И звук гитар, лесной, многоголосный,
    Напомнит нам, что здесь Довлет бывал...

    Кого здесь нет? Житомир, отзовись!
    Черкассы, Киев, Винница, Одесса...
    Здесь у костра, друзья, всем хватит места,
    На то она и бардовская жизнь.

    Читайте, пойте, ваш сегодня день,
    Здесь все равны, и все радушны лица.
    Взетают песни над Днепром, как птицы.
    Деревья дарят ласковую тень.

    Стихи Довлета, Каца, Короля
    Звучат в сердцах любовью неподдельной.
    И небо, как рисунок акварельный,
    И как палитра – вешняя земля…  

    Май 2013

     
    Алексей Теленков
     
    В Салоне у Рубанского
     
    В Салоне у Рубанского,
    где никому не тесно,
    товарищество братское
    поёт негромко песни.
     
    А песни все душевные,
    понять их очень просто, – 
    как будто бы прощения
    мы друг у друга просим.
     
    В Салоне у Рубанского
    при свете полутайном
    товарищество братское
    стихи свои читает.
     
    Стихи, что рушат наш покой
    одной большой идеей:
    как подтолкнуть весь мир людской
    на доброе лишь дело.
     
    В Салоне у Рубанского,
    как в материнской хате,
    товарищество братское
    душою отдыхает.
     
    Душа, известно всем, хрупка,
    и не выносит боли,
    а здесь, свободна и легка,
    она гуляет вволю.
     
    В Салоне у Рубанского,
    как в маленьком Париже,
    товарищество братское 
    живёт особой жизнью.
     
    Любого здесь растормошат –
    разбудят интересы, –
    ведь жизнь, и вправду, хороша,
    когда поются песни.
     
    Ноябрь 1994 
     
     
     
    Сергей Черепанов 
     
    Фрагменты из статьи «Городомор». 
     
    * * *
    ...Есть поэзия горняя. Та, что ложится на сердце, и музыка рождается сама собой, и звучит не прерываясь, и хочется возвращаться и читать, как молитву, петь, как псалом.
    «Древлянська пісня» Олега Рубанского.
    Олег поёт, - а я слушаю и словно уплываю вместе с ним по тихой полесской речушке, и он поначалу пытается утешить меня: - «Може, в світі і є вороги, та для щастя і миру доволі». – Но только поначалу – потому как и там, на севере, как и по всей Украине – беда, «і жадоба людська, і зневіра...»
    Олег поёт, а я думаю о том, что многое можно пережить, перебороть – страна молодая, научимся, вот только бы не перейти грань, за которой земле нашей уже не выдержать – «...ріки міліють в світах, і вже падає ліс недалеко…» - И становится страшно – Киев! – вот он весь передо мною – Киев! – будто и не чувствует даже, не догадывается, что ждёт его, что грядёт...
     
    Олег поёт, – а я прихожу в себя, перевожу дыхание, будто поднялся на Гору*. И о многом уже не прошу, смиренно молю-благаю, повторяя за ним:
     
    «Може, десь він і є – синій птах…
    Тільки ти не покинь нас, лелеко».
     
    *«Гора» здесь – урочище «Черепанова гора» в Киеве
     
    *   *   *
    Городомор
                        Киев – родина нежная (А.Н.Вертинский)
                        Тільки ти не покинь нас, лелеко (О.Рубанский)
     
    Не нежная родина – Киев.
    Панует бетон и асфальт.
    Закатаны парки, 
    Замучены схилы...
    О, бедная память, оставь!
     
    Оставь меня! Будет пророчить!
    Почто Щекавица в слезах?
    О, память!.. 
    В глаза заповедных урочищ
    Гляжу я – и прячу глаза. 
     
    Не видеть, не видеть, не видеть…
    Не чуять, как криком кричит…
    - О, Кие! Сестру нашу, Лыбедь!…
    Упрятали. – Слезы на виях…
    - Заржавели наши мечи…
     
    Не нежная родина… 
    Скорый
    Грядет за разором позор. 
    Не помнящим Голодомора 
    Запомнится Городомор. 
     
    И будет нам горько признаться,
    Что мы и свели на убой...
    Не пойте о Городе, братцы. 
    Олег! О лелеке не пой. 
     
    Не нежная «родина нежная»!
    В затылок и в сердце стучит
    Набатом
    Безмежным, безбрежным
    Над Лево- и Правобережьем…
    Не нежная нене…
    Олеже!
    Молчи… Помолчи! 
    Не молчи!!!
     
    Журнал «Радуга» N 4. Киев 2008
     
     
     
    Александр Шаргородский (1947 – 2004)
     
    *   *   *
    1.
    Снова волны нелёгкого плаванья
    нас бросают то в жар, то в холод.
    Мы – поэты, и самое главное
    с нами изредка происходит.
     
    Навещают удачи нечастые.
    Но глядишь – и вино допито…
    Мы – поэты, и, значит, участники
    безнадёжнейшей из попыток.
     
    Тусклый день всё не хочет начаться,
    ветер душу прошил навылет.
    Но однажды напишешь начисто
    строки трудные черновые.
     
    И рассыпались строки вещие,
    словно дождь, по-июньски чисто!
    Нет, не зря к нам уходят женщины
    от прозаиков и таксистов!
     
    2.
    На стёкла дождик брызнул,
    да тучи серой ватою…
    Учу тебя цинизму,
    мужскому, грубоватому.
     
    Сложив усмешку криво,
    посаливая варево,
    учу тебя без крика
    боль в сердце заговаривать.
     
    Но ты, склоняясь к гитаре,
    омоешь пальцы в звуках,
    и бесполезной станет
    угрюмая наука.
     
    20.09.1989
     
     
    Две эпиграммы О.Рубанскому
     
    1.
    Послушные струны тронув,
    о грустном пути утрат
    поёшь, и ещё не сломлен,
    поёшь, и ещё надеешься.
    Как лёгкие электроны
    вокруг своего ядра
    по трекам головоломным
    мимо проносятся девочки…
     
    2.
    Гитару в объятьях потискал,
    чтоб молча зазря не лежала,
    и нам показал, как Вертинский
    изящно поёт Окуджаву.
     
    11.05.1990
     
     
    *   *   *
    В чуждом празднике похмелье,
    не оплачены долги…
    Но однажды, на неделе,
    если сможешь, забеги.
     
    Снова петь прозрачной флейте!
    Это нам с тобой дано!
    Песню светлую разлейте
    по стаканам, как вино!
     
    И надежда, что молчала,
    горевала о своём,
    пусть начнёт; а мы сначала
    ей негромко подпоём.
     
    Крепнет песня понемножку,
    озарив унылый дом.
    А пятёрку или трёшку
    мы до праздников займём.
     
    Сколько лиц чужих и разных,
    шум, галдёж, ажиотаж!
    То опять грохочет праздник!
    То опять базарит праздник!
    То опять шалманит праздник!..
    Слава Богу, что не наш.
     
    Ну а нам – толкучка буден,
    та наука, что не впрок.
    Будет грустен, будет труден
    наш осенний вечерок.
     
    Но подтянем, как и прежде,
    грея души над огнём,
    нашей песне, как надежде.
    И начнём, начнём, начнём…
     
    1990
     
     
    *   *   *
                             «Отогревающий очаг…»
                                                 Ю.Даниэль
     
    Ну, простите – прихватило,
    непослушным стало тело.
    (Непослушное светило
    восходить не захотело…)
     
    Ну хватил со злости лишку,
    оступился с краю, с краю…
    Хоть как будто – не мальчишка,
    всё на свете понимаю.
     
    Озаботил, беспокою…
    (А ведь думалось сначала…)
    Дружбы ночь была б такою!
    Извините, что не стала.
     
    Ах, спасибо (и простите!)
    за подушку, одеяло.
    И за то, что не в обиде,
    обнявшись, напротив спите
    отрешённо и устало.
     
    Ночь пропала – от излишка.
    Впереди – хлопот неделя.
    Но с утра – на кухне книжка
    «Из неволи» Даниэля.
     
    Всё. Прощаюсь виновато.
    Скорый путь от дома к дому.
    Снова встретимся, ребята, –
    постараюсь по-другому…
     
    6 – 7.01.1994
     
     
    *   *   *
    Сопение хромированной трубки…
    Нажми на клапан – Глюка оживи.
    Пусть он расскажет, до чего мы хрупки
    в своём желанье счастья и любви.
     
    …Припомню взрыв неистовости дикой,
    что на куски разламывала ночь…
    Куда же мне? Опять за… Эвридикой?
    И снова попытаться ей помочь?
     
    Твердя привычно: все, мол, мы повинны
    тащить её, упрашивая зря,
    как из разгульной, воровской малины
    удачливо-лихого блатаря…
     
    Воспоминаний будничная мука.
    Но только несть спасения во лжи…
     
    Ну ладно!
    Призови на помощь Глюка
    и трогательно сказку расскажи.
     
    Октябрь 1994
     
     
    Будни Ру(ба...)сановского острова
    (лирический этюд)
     
    С рассвета даже кашель – как-то глуше,
    и в зеркале – такой немолодой…
    А под ногами – часть постылой суши,
    днепровской окружённая водой.
     
    Что делать?
    Дверь прикрыв почти без скрипа,
    бредёшь на берег с удочкой опять…
     
    Вдруг
    страстно на крючке забилась рыба!
    (Должно быть, не сумела устоять!)
     
    Идёшь назад – а дом ещё спросонок
    мигает тусклым светом из окон…
    И там, расцвечен флагами пелёнок,
    корабликом уютным – 
                                            твой балкон.
     
    Не обсчитали в магазине сдачей.
    И птичка не попала на плечо.
    Ремонтники тебя водой горячей
    поздравили сегодня горячо!
     
    А у дверей, принюхавшись сторожко,
    приятно замечаешь: «Вот-те на!
    Потягивает жареной картошкой…
    Нет! Всё-таки старается жена!»
     
    Ну что ж, войди.
    Мечтательно покушай.
    Где чешется –
                               в раздумьи почеши…
     
    И воспари над этой самой сушей
    на крылышках
                               воспрянувшей души!
     
    19.09.1996 
     
     
    *   *   *
    С нами справиться непросто, 
    хоть живём, болея, мучась…
    Есть у нас такое свойство –
    неизбывная живучесть.
     
    И не стоит ахать всуе,
    восхищаясь отчим краем.
    Но… сумеем – дорисуем,
    допоём и доиграем.
     
    1996
     
     
    *   *   *
                     В гостях у О.Р., увидав детский бубен:
     
    Мы – мужики и путь наш труден –
    и по лесам, и по степи…
    Так наливай полнее в бубен,
    но прежде дыры залепи!
     
     
    *   *   *
                        «Мама, посмотри в окошко…»
                              (О.Рубанский)
     
    Прекрасно растёт борода.
    И вырос давно из пелёнок.
    Преклонные, вроде, года, –
    а всё как наивный ребёнок!
     
    Сентябрь 2000
     
     
    *   *   *
    Жизнь бывает невыносимою…
    Но держи свой фасон, хоть тресни!
    Оставайся и впредь секс-символом
    в знойном  мареве авторской песни.
     
    2000 г.
     
     
    *   *   *
                   Олег – священный 
                   (скандинавск.)
     
    О, ангел с человеческой судьбою,
    чьи песни обольстительно нежны!
    Ты жертвуешь безропотно собою
    для воспитанья сына и жены.
     
    Сентябрь 2001 
     
    << Страница 1      Страница 2
    Copyright MyCorp © 2017



    Страница Олега Рубанского на Bards.ru

    Олег Рубанский на www.bards.name - песни Олега Рубанского на Bards.name (клуб АП "Арсенал")

    - персональная страница О. Рубанского на сайте POEZIA.ORG

    Олег Рубанский в Интернет-проекте "Киевский календарь"

    Страница О.Рубанского на сайте http://www.stihophone.ru/ (записи в mp3)

    http://www.fiesta-club.net/ - Спектакли и концерты авторской песни в Киеве. Проект С.Рубчинского

    Владимир Новиков - Персональный сайт барда Владимира Новикова

    Юрий Востров

    Татьяна Рубанская – официальный сайт исполнителя авторской песни

    Страница памяти поэта

    Александра Шаргородского

    (1947 - 2004)


    Довлет Келов - Сайт памяти Довлета Келова (1955 - 2004)


     
     
      
     
    Статьи, фото, стихи, рисунки, микроблог