Суббота, 21.10.2017, 21:31
Сайт Олега Рубанского
Главная | RSS
Друзья сайта
  • Журнал "ДЖАЗ" Украина


  • Татьяна Рубанская – официальный сайт исполнителя авторской песни
    (однофамилец, город Ростов-на-Дону)
  • Форма входа
    Категории раздела
    Общая категория [187]
    Корзина
    Ваша корзина пуста
    Поиск
    Мини-чат
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
     
    У меня есть Сенька друг
     
    У меня есть Сенька друг, Сенька друг, Сенька друг –
    от него жена ушла подло.
    Он решил – ему каюк. 
    А я зову его на юг:
    Поедем, Сень, на юге баб – кодло!
     
    Там, на юге, будем мы, будем мы, будем мы
    пить у моря синего пиво –
    потому что люди мы, люди мы, люди мы
    и имеем право мы жить красиво!
     
    Здесь тоска и бесприют, льют дожди, холодно.
    А на юге – солнышко золотое.
    На песочек ляжем мы, сытые, голые, 
    поглядим на небушко голубое!
     
    Не отчаивайся, брат, зря страдать надо ли?
    Эх, гульнём на юге мы хорошенько!
    Чтобы звёзды в руки нам падали, падали –
    стоит только захотеть, Сенька!
     
    И тогда мне Сенька друг, Сенька друг, Сенька друг –
    он в сердцах ответил мне дерзко.
    А я ведь что? – Да я, как друг,
    сказал: Поехали на юг!
    Хотя и там, конечно, всё – мерзко.
     
    1991
     
     

    Семейная драма или Супружеский долг
    Бытовая песенная пьеска в трёх действиях

    Действие 1: Монолог Ивана

    Ты не спи, Маруся, погоди,
    ночь-то вся покуда впереди.
    Я ж неделю целую пахал,
    ласки человеческой не знал.

    Не, Марусь, не пьяный я, ну так,
    только выпил водочки стопак.
    Я ж не нализался, как свинья.
    Что ж ты отвернулась от меня?

    Да постой ты руки вырывать!
    Мужика ж-то надо понимать!
    И не говори, что я кобель –
    я к тебе культурно лёг в постель.

    Чёрствый ты, Маруся, элемент,
    у тебя – не сердце, а цемент.
    Ладно, будет злиться, я шучу,
    я с тобою близости хочу!

    Ну я выпил, ну затосковал.
    Я ж с тобою близости желал!
    Что ж ты повернулася спиной,
    притворилась ёлкою лесной?

    Я тебя, Марусичка, люблю.
    Дай поглажу ножечку твою.
    Я ведь завсегда тебя жалел.
    Ну, я выпил, малость ошалел.

    Эх, да что с тобою толковать?
    Ты меня не хочешь понимать.
     Я ж не в одиночку выпивал!
    Я же в коллективе пребывал!

    Коллектив, Маруся, не пустяк,
    против коллективу – ну никак!
    Это сила, Муська – о-го-го!
    Ну, чего ты, глупая, чего?..

    А раньше ты была совсем другой.
    Помнишь, как любились мы с тобой?
    Ну щипни меня ты за усы!
    Только не держися за трусы!

    Так, Маруся, хватит, не дури
    и на бабский понт свой не бери!
    Между прочим, ты – моя жена,
    и супружний долг отдать должна!

    Я ж могу обидеться – и край!
    Душу ты мою не заедай!
    Не отдашься – силою возьму!
    Кто меня посадит у тюрьму?

    А может, застеснялась ты чего?
    Так ты ж давно не это… не того.
    Ты мне не показывай часы!
    Ну-ка, быстро скидывай…

    Да не царапай! Больно ж! Чёрт с тобой!
    Спи себе колодою лесной!
    Кто я? Морда пьяная? Давай –
    обзывай, паскуда, обзывай!

    Знаю я, кому ты продала
    свои с.чьи подлые дела!
    Это тот гнилой интеллигент,
    что у вас выписывал цемент!

    Для него себя ты бережёшь
    и меня так подло продаёшь!
    Ты же мне наставила рога!
    Ты ж в любви не смыслишь нифига!

    Ох, змею пригрел я на груди!
    Погоди же, ст.рва, погоди!
    Что, я дурень? – мучиться весь век!
    Как-никак, я тоже человек!

    Так ты ещё мне затыкаешь рот!
    Ах, я, значит, пьяный идиот!
    Всё – развод! И к матери такой!
    Так что, дура, дрыхни, чёрт с тобой!

    Действие 2: Монолог Маруси

    Уважаемый Народный суд!
    Перед Вами тут помои льют.
    Всё, что Вам сказал истец, мой муж.
    Мягко говоря, собачья чушь.

    Я суду всю правду расскажу.
    Я за ним давно уже слежу.
    Знаю про соседку… За углом…
    Что ты зенки вылупил козлом? 

    Ты – кобель и гнусный паразит!
    Сколько же я вынесла обид!
    Ты мне изменял! С козой рогатою!
    Суд тебе такого не простит!

    Что ещё сказать перед Судом?
    Всё на мне – работа, дети, дом…
    Но пришёл терпению конец,
    когда среди ночи он – истец… –

    и ко мне! Да на козе гнилой!
    Ну, а сам – не мёртвый, не живой!
    Мало, нализался, как свинья –
    чуть не изнасиловал меня!

    Руки за меня он ухватил,
    винным перегаром окатил.
    Я ему: «Проспись ты для начала!
    А чтоб до утра ты не дожил!»

    Как тогда он буйствовал, кричал!
    Простынь на кусочки всю порвал!
    Дальше – не могу Вам передать,
    это надо было увидать!

    И теперь он требует развод!
    Дети, дом, жена ему не в счёт.
    А кому он нужен вот такой?
    Хуже, чем, простите, геморрой!

    Так и запишите всё подряд:
    где, когда и в чём он виноват.
    А развод ему я не даю!..
     Возвращайся, Ванечка, в семью…

    Действие 3: Финальный диалог

    – Спи, Маруся, спи, не задевай.
    Я и так прилёг на самый край.
    Я тебя не трогаю ни грамма,
    вот и ты ко мне не приставай.

    – Глупенький ты, Ванечка какой!
    Сам же и смеёшься над собой.
    Лёг, надулся, выставил губу,
    как партийный деятель в гробу.

    – Слушай, ты, не трогай, я прошу,
    я ж твоё нутро не ворошу.
    Так сказать, «не сыпь мне соль на рану»,
    боли этой я не выношу.

    – Трудно, Вань, с тобою говорить,
    стенку лбом скорее прошибить,
    чем тебя, упёртого барана.
    А у меня, ведь, тоже в сердце рана.

    – Если чем обидел – извиняй.
    Но меня козлом не обзывай,
    ни свиньёй, ни гадом, ни бараном,
    и пойми, что это уже край!

    – В общем, Вань, я тоже не права.
    Как тут не сдуреет голова!
    Всё-таки, мы не чужие люди.
    Ты не обижайся на слова.

    – Ладно, как-нибудь переживём,
    перетерпим, братцы, перетрём!
    И вообще, они все – одинаковы,
    потому и названы бабьём!

    – Ваня, ну не делай злой ты вид.
    Я к нему – с душой, а он ворчит,
    хочет показать, что равнодушный,
    а у самого давно…

    – Ой, Маруся, ой, не щекочи!
    У тебя ж не пальцы, а клещи!
    Лучше б ты в ту ночь пощекотала –
    так вот, так вот! Да тише, не пищи!

    – Ай, Вань-Вань-Вань-Вань-Вань-Вань-Вань-Вань!
    Тоже щекотаться перестань!
    – Глупая ты, глупая, Марусичка.
    Ну… давай мириться будем, Мань...

    – Вань, а ты зарплату получил?
    – Да, и всю в шкатулку положил.
    – Ну иди, иди ко мне, Ванюша мой.
    Кто бы ещё так тебя любил!

    1988–1992

     

    Песенка «Конотопский ведьм»
    в ритме украинской польки «Ой, біда!»

    В Конотопе вечерком под Новый год
    в женской бане опустел водопровод.
    Ой, бида! Ой, бида, бида, бида –
    в женской бане закончилась вода!

    Та помылась, и уже ей хорошо.
    Ну, а эта так намылилась – ты шо!
    Ой, бида! Ой, бида, бида, бида –
    в женской бане закончилась вода!

    Стало грустно. Но беды без горя нет –
    в женской бане вдруг погас повсюду свет!
    Ой, бида! Ой, бида, бида, бида –
    света нет, и закончилась вода!

    Стало страшно. Чёрт ли это подшутил?
    Вдруг ужасно кто-то где-то завопил!
    Заметались тут, как ведьмы, все, крича:
    «Эй, кто может – позовите Кузьмича!»

    Старый банщик был им свой, на всё глядел.
    Но, признаться, он от женщин не балдел.
    Выпьет стопку – и накачивает пар!
    Выпьет, глянет – и накачивает пар!

    Вот и нынче пил Кузьмич и пар качал,
    он с рассвета Новый год уже встречал.
    И чтоб как-то веселее стало жить,
    он надумал бабам воду перекрыть.

    А потом он это дело вновь запил,
    и подумал, будто мало подкузьмил,
    влез в рубильник, выключатель повернул,
    лёг на лавку, жутко крикнул, и уснул.

    И приснился Кузьмичу такой шабаш –
    чёрной ночью на горе на Лысой аж!
    Снились ведьмы, попы, титьки и ужи – 
    лезут, вьются и визжат: «А-ну держи-и-и!!!»

    В ту ж минуту бабы, бешено крича,
    все ворвались в кочегарку Кузьмича!..
    Что там было – и за воду, и за свет! –
    что до смерти ведьм чурался старый дед.

    …………………………………………
    В Конотопе любят баню стар и мал.
    А к чему я этот случай рассказал?
    Не затем, чтоб показать вам хохмача.
    Лет уж тридцать нет на свете Кузьмича.

    А ведь был он в жизни тише, чем вода.
    Так шутил он только раз. И – навсегда!
    Жил на свете конотопский ведьм Кузьмич!
    И ему я посвящаю этот спич.

    1989

     
     
    Сладкая ода
     
    Моя любимая кровать,
    к тебе моё стремленье,
    когда уж ничего нельзя
    и, в общем, – наплевать.
    Когда не тянет ни к чему
    и бодрствовать – мученье,
    подушку крепко обниму
    и буду сладко спать. 
     
     
    Неприличное дело
    в коллекцию литературных шутников
     
    В летний полдень Лев Толстой
    по дороге шёл пустой;
    бормотал  - что думал:
    Повесть напишу, мол.
     
    От душевной простоты 
    Завернул он за кусты
    По нужде по скромной
    В стороне укромной.
     
    Вот в кустах он побывал.
    Ну, и дальше зашагал.
    Дело-то обычное.
    Но, всё же, неприличное.
     
    Так некстати, так некстати!
    А ещё – большой писатель!
     
    1992
     
     
    Эпиграммы к году Петуха
    в киевском клубе песни «Арсенал»
     
    Александру Королю
                             «Будет он Козлом или Бараном –
                             Этот неизвестный Новый год…»
                             (А. Король)
    Ни Козлом он не был, ни Бараном,
    но всё те же страсти, смех и боль.
    И всё те же песни пишет рьяно
    Александр Яковлич Король. 
     
    Льву Лобанову
    От обезьяны – одни потроха.
    Но в клетку ко Льву принесли Петуха…
     
    Александре Лутохиной
                             «Кружит ветер озорной паутинку
                             и беспомощную муху в серединке»
                             (А. Лутохина)
    Кружит ветер озорной паутинку,
    там Лутохина попалась в серединку.
    Как над нею пауки колдовали!
    Но потом их петухи поклевали.
     
    Владимиру Мацуцкому
                        «Опять в саду внезапно –
                        мой праздник…
                        …и шмель, что в струнах-крыльях
                        летает нотой «до»»
                        (В. Мацуцкий)  
    Опять в саду на даче
    созрела чепуха.
    Но будет ли иначе
    без пенья Петуха?
    Когда ж Петух бароном
    вдруг прыгнет на ведро,
    он будет камертоном 
    тебе под ноту «до».                       
     
    Январь 1993
     
     

    «Ужин при свечах» или-або «Вечеря при свічках»
    Русский текст: Дмитрий Боня 
    Українська версія: О. Рубанський

    Я бы свечи сегодня зажёг, 
    чтобы стало яснее и выше 
    то, что каждый сегодня услышит, 
    как услышит он собственный вздох. 
    Чтобы всё, что мы сможем услышать, 
    чтобы всё, что мы сможем увидеть, 
    каждый чувствовал глубже и выше, 
    не кричал и не хлопал в ладоши, 
    каждый думал, что он – совершенство, 
    удивительный, умный, хороший! 

                  Я б сьогодні свічки запалив, 
                  щоби вище було та ясніше 
                  те, що кожен сьогодні почує, 
                  як він чує зітхання своє. 
                  Щоб усе, що ми зможем почути, 
                  щоб усе, що ми бачити зможем, 
                  відчувалося кожним глибоко, 
                  хто забуде про суєтні гроші, 
                  нехай кожен вважає – він геній, 
                  дивовижний, розумний, хороший! 

    Я бы свечи сегодня зажёг, 
    чтобы стало яснее и выше 
    то, что каждый, конечно, услышит 
    при желании (если б он смог!..). 
    Чтобы, даже сгорая случайно 
    на свечи этой пламени тихом, 
    ни один не орал эпохально, 
    грандиозно не топал ногами, 
    каждый думал, что он – исключенье 
    и один обладает мозгами! 

                  Я б сьогодні свічки запалив, 
                  щоби вище було та ясніше 
                  те, що кожен, звичайно, почує 
                  при бажанні і вмінні почуть. 
                  А із тих, що згорять випадково 
                  в цьому тихому полум’ї свічки, 
                  хай ніхто не вола епохально, 
                  грандіозно не тупа ногами, 
                  кожен дума, що він – вийнятковість, 
                  пуп землі, а не дурень з рогами! 

    1989

     

    Песенка про невезение Ипполита

    Наш приятель Ипполит
    в жизни – юморист.
    А ещё он знаменит,
    как в душе турист.
    Собирается в поход
    он четыре раза в год.
    Но ему всегда ужасно
    не везёт.

    Ждал он лета, чтоб на плечи
    нацепить рюкзак
    и отправиться далече,
    а не просто так.
    Ах, романтика дорог,
    вольность и простор!
    Но лишь выйдя за порог,
    он мозоль натёр.

    Огорчился Ипполит
    и сказал: «Увы!
    У меня мозоль болит –
    с ног до головы.
    Так что вы, ребята, сами
    встретите восход.
    Но в байдарочный я с вами
    выберусь поход!»

    Месяц август подошёл,
    будто дар небес.
    Мы с байдарками – на Псёл –
    испытать чудес.
    Вот уже душа горит,
    и река зовёт!
    «Где ж, ребята, Ипполит?
    Что ж он не идёт?»

    Мы тогда – домой к нему:
    «Что опять с тобой?»
    Друг наш стонет: «Не пойму,
    всё так плохо, ой!
    Не придётся мне, ребяты,
    пить речной туман.
    Лучше я весной – в Карпаты –
    на катамаран!»

    А когда весна сменила 
    льды и холода,
    нас в дорогу поманила
    горная вода.
    Но не поехал с нами вместе
    бедный Ипполит – 
    то ли прыщ на заднем месте,
    то ли… (тут можно назвать любой диагноз)

    Трудно жить на этом свете,
    если не фартит.
    Ах, как шёл бы по планете
    друг наш Ипполит!
    Он бы в гору, он бы в реку,
    всё вперёд, вперёд!..

    Отчего ж так человеку
    вечно не везёт?

    1993

     
     

    *   *   *
    В суете сует всё случается.
    Человек живёт – огорчается:
    Нет настроения,
    нет вдохновения,
    забот немыслимый круговорот,
    жена ругается, 
    земля шатается,
    всё к чёрту катится.
    А он – живёт.

    Суета сует – чушь безликая.
    Ох, как тяжко жить, горе мыкая!
    И человек совсем опечалился,
    и видно, был уже не в себе,
    когда нечаянно,
    но так отчаянно
    решил повеситься назло судьбе.

    Вот он стоит на столе.
    Вот его шея в петле.
    Всё. Жизнь его решена…

    В комнату входит жена!

    ............................
    Это, право же, невезение.
    Но из правила – исключение.
    И если кто уже решил преставиться,
    пусть не теряется –
    всё будет класс!
    Никто, как правило, не появляется
    в такой торжественный и светлый час!

     
     
    *   *   *
    Я не ангел, моя дорогая,
    но фортуна к тебе не глуха, -
    я её, как могу, ублажаю,
    отпуская тебя от греха.
     
    О, l’аmour! О, toujours! Сколько стонов!
    Будь я в небе журавль, пёс ли я –
    но душа, но душа вне канонов
    и никто ей, никто не судья.
     
    Где весна, страсть, цветы? Время мчится.
    Разлетелись амуры ночей.
    А теперь до утра по стеклу дождь осенний струится,
    будто слёзы из глаз фонарей.
     
    Для мечты, для мечты нет границы!
    Для любви, для любви нет цепей!
    Улетай, улетай, потому что мы вольные птицы,
    ни о чём, ни о чём не жалей.
     
    1991
     
     
    *   *   *
    Вы знаете, как пишутся стихи?
     
    ...Есть в тайниках истомы и блаженства
    гарем такой, где рифмы-совершенства
    лежат, великодушны и тихи.
     
    Их гении берут как бы шутя,
    ласкают – и являются стишатки...
    То для других – вериги и порядки...
     
    Я раньше был – капризное дитя,
    покуда муть, дремавшая на дне
    сознанья, не подвиглась на круженье
    той женщиной, чьё дольше окруженье
    невыносимо чувству, жизни, не...
     
    ...Стихи поэты пишут сгоряча!
    Их рифмы, как испуганные девы!
    У колыбели – вечная свеча
    и флейты сладострастные напевы!
     
    ...Но чувствам в сокровенной глубине
    тревожно. Сердце бьётся учащённо.
    Что ж, мученик, блаженствуй обречённо!
    Крепись душа, ранимая извне.
     
    А девы всё смелее и всё злей.
    Жизнь... Жить – всё безысходней и больней.
    Прошла эпоха вольности и оды,
    осталась лишь элегия о ней...
     
    ...Стихи поэты пишут – отрешась.
    Не ведая ни правил, ни законов,
    парят они, исчадья вечных стонов,
    по-своему прекрасны – отрешась!
     
    Безудержно, как бабочки в ночи,
    летят они на дивное свеченье!
    Крылатые, по праву обреченья –
    сгореть в огне предвечности-свечи.
     
    ------------------------- 
    Мой брат поэт! Что ж я тебе желаю? –
    Быть не убитым, проходя по краю,
    свободным быть и о свободе петь!
    Чрез сотый крах всего – достичь паренья!
    Чтоб неизбежным было вдохновенье!
    Иных богатств пусть вовсе не иметь.
    И, всё-таки, пройдя сквозь все невзгоды,
    признать себя лишь зёрнышком природы.
    И голос брата выслушать. Успеть...
     
    1991
     
     
    *   *   *
    Вы, наверное, очень устали
    в этих дней суете неразумной.
    Находили Вы и теряли,
    и порою бывали безумной.
     
    Отдохните, вдохните свободу,
    позабудьте все огорчения.
    Я, прочувствовав Вашу природу,
    предлагаю продлить ощущения.
     
    Я могу Вам позволить шалости,
    не давать и не ждать обещания,
    мне достаточно самой малости
    неосознанного желания.
     
    Ну, а дальше пусть – как получится
    нам пройти полуночный путь...
    Как нежны Вы, моя попутчица,
    Ваша шея, и плечи, и грудь...
     
    Ничего, что мы с Вами разные.
    Я Вас, милая, не сужу.
    Правда, Вы никому не расскажете?
    Ну, и я никому не скажу.
     
     
    *   *   *
    Мы недоверчивы, право!
    Мечемся влево и вправо.
    Мечемся, мечемся, мечемся...
    Только надеждами лечимся.
     
    Но стоит ли ждать, как и прежде?
    Время сбываться надежде!
    Надо ли, надо ли, надо ли,
    чтоб от отчаянья падали
     
    руки, мечты, вожделения –
    в бездну, во мрак, в отчуждение?..
    Так – только вечно терзаться.
    Слышишь? Не надо бояться!
     
     
    Март
     
    Как это ни странно,
    снова не до сна.
    За окном, Татьяна,
    ранняя весна.
    Улыбнись, подруга,
    не храни печаль.
    Будут гости с юга
    к нам в провинциаль.
    Принесут на крыльях
    песенки небес,
    чтоб не позабыли
    мы земных чудес.
     
    Мы проснёмся рано,
    шторы распахнём.
    Хорошо, Татьяна…
    Всё-таки – живём.
     
    1992
     
     
    Два посвящения Александру Шаргородскому*
                                        
    1.
                                               «У поэта особое право
                                               и особая правота»
                                               А. Шаргородский. Из «Комментария 
                                               к мадригалу»
     
    Позабыты химеры и былые прозренья.
    Вот и радуйся, Саша; благо – жизнь не пуста.
    Ты уже пригубил от любви и лишенья
    и вот-вот к Мадригалу приведёт Правота.
     
    То июньским дождём, так светло пролетающим мимо,
    то морзянкой сомнений, то облака тенью – стихи;
    то какая-то женщина ходит, тобою любима;
    но Чернобыль зовёт и опять отпускает грехи.
     
    Где-то Старцы брюзжат и от праздности нюхают розы.
    Ты ж, как юный гусар, терпишь холод и неуют.
    ...Нелюбимые женщины – ах, эти вечные позы!
    И, конечно, любимые, те, что и жить не дают...
     
    Итого: сорок два. Копошись в муравейнике будней,
    будь здоров и спокоен, мужайся и крепни в локтях.
    Нелегко быть поэтом на этом кренящемся судне.
    Но ещё тяжелей, если жить на чужих кораблях.
     
    1989
     
    2.
    Все в этой жизни кандидаты –
    кто в рай, кто в ад...
    Но лучше береги себя ты,
    мой старший брат.
    Всю тяжесть мира невозможно
    поднять на грудь.
    Но Вещий вымысел поможет
    постигнуть суть.
    С ней невозможно отрешенье –
    не снизойдёт.
    Лишь только верой в озаренье
    душа живёт!
     
    Пускай, немножечко печальны
    звучанья слов.
    Но мы с тобой сентиментальны
    без дураков.
    А время – швыдкое какое –
    ку-ка-ре-ку!
    И ведь пережили такое
    мы на веку...
     
    ...Ты можешь не потрафить моде.
    Тебя понять!..
    А правда – главное приходит
    за 45?
     
    *В посвящениях использованы цитаты и образы
    из поэзии А. Шаргородского (1947 - 2004)
     
    1992
     

    Баллада о Светлячке

    Где моря соединяются проливом,
    на высоком берегу обетованном
    Светлячок живёт – счастливое созданье – 
    у него фонарик есть чудесный…

    В море ночью кораблям бывает страшно,
    в море ночью кораблям бывает мрачно,
    ну, а если туча звёзды закрывает,
    им совсем бывает худо в темноте.
    Но у моря Светлячок живёт не зряшно,
    на высокую травинку, как на мачту,
    он взбирается, и ветер их качает,
    и фонарик держит он на животе.

    И тогда все корабли под парусами
    бодро шествуют по узкому проливу,
    даже может показаться, что танцуют
    на волнах и набирают полный ход,
    и кивают благодарственно носами,
    мол, спасибо, о, светящееся диво!
    И уходят, и уходят в даль ночную,
    за которою светлеет небосвод…

    Свет всё ближе. Вот и утро наступает.
    Море ласковым становится, игривым,
    тормошит легонько дремлющую сушу,
    умывает лица сонных берегов.
    Светлячок фонарик тотчас выключает,
    и с травиночки спускается счастливым,
    и в себе такую чувствует он душу,
    что ему бывает долго не до снов.

    А как только их раскроется завеса,
    наблюдает он прекрасные виденья:
    это – дальние моря и океаны,
    это – яркие огни волшебных стран.
    Он привет им шлёт фонариком чудесным,
    и корабль его, влекомый вдохновеньем,
    обгоняет все ветра и ураганы,
    лишь покачивает мачту океан…

    Но виденья неизбежно исчезают,
    прочь уносятся с вечерним первым ветром.
    И хоть как ему ни странно просыпаться,
    всё же, должен просыпаться Светлячок.
    Потому что он, конечно, понимает, 
    для чего на берегу живёт, на этом:
    чтобы ночью кораблям не потеряться
    в море, 
    нужно, чтоб светил им маячок.

    И взбирается он снова на травинку,
    и качает её ветер, словно мачту.
    И он верит, верит в то, что не напрасно
    светится фонарик в темноте…

    1993

     
    *   *   *
    Де синя річка, тиха та глибока,
    роки спливають снами чарівними, 
    ніч зоре ока віщує до серця,
    натхнення вічність обіймає душу…
     
    Де вечори гаям дарують спокій,
    де вранішні прозорі прохолоди
    і де навколо світ такий широкий, 
    що неможливо погляд відірвати…
     
    Земля і небо – згода і кохання,
    життя єдине і єдина доля, –
    там спочивають мої сподівання,
    коли душа у розпачі безмежнім…
     
    Там над рікою дім стоїть щасливий –
    від зрадливого світу порятунок.
    В тім домі я б знайшов собі притулок
    і не шукав би марно щастя в світі…
     
    Невже нема кінця
    стражданням та шляхам,
    якими доля йде
    аж доки стане сили
    до згибелі?
    Чого мені шукать,
    чекати в цім житті?
    Хіба ж я вже не там,
    не там, де мої мрії,
    і тиша, і любов,
    і вся моя душа?..
    А тут мене нема.
    Одна лиш тінь самотня,
    навіжена, німа.
    Хіба ж це, справді, я?
    О, ні, не вірю, ні –
    так довго я б не зміг
    у цім житті лишатись!
     
    І хто ж то як не тінь чекає на її –
    прекрасну жінку ту, що я колись придумав
    в блакитних снах своїх?
    Чекає, бо не зна, 
    що з нею я живу
    в країні забуття 
    у домі над рікою.
    Що там щасливий я,
    і те – її любов,
    і що вона – моя, кохана та єдина
    у вічнім тім краю…
     
    А тут – моя лиш тінь,
    що вірує – знайде!
    Та мріє дочекатись…
     
    Copyright MyCorp © 2017



    Страница Олега Рубанского на Bards.ru

    Олег Рубанский на www.bards.name - песни Олега Рубанского на Bards.name (клуб АП "Арсенал")

    - персональная страница О. Рубанского на сайте POEZIA.ORG

    Олег Рубанский в Интернет-проекте "Киевский календарь"

    Страница О.Рубанского на сайте http://www.stihophone.ru/ (записи в mp3)

    http://www.fiesta-club.net/ - Спектакли и концерты авторской песни в Киеве. Проект С.Рубчинского

    Владимир Новиков - Персональный сайт барда Владимира Новикова

    Юрий Востров

    Татьяна Рубанская – официальный сайт исполнителя авторской песни

    Страница памяти поэта

    Александра Шаргородского

    (1947 - 2004)


    Довлет Келов - Сайт памяти Довлета Келова (1955 - 2004)


     
     
      
     
    Статьи, фото, стихи, рисунки, микроблог